Великая Отечественная

Кулебакский металлургический завод в годы войны


С первых дней войны все предприятия, организации и учреждения города были переведены на военный режим и выпуск продукции для фронта под девизом «Всё для фронта – всё для Победы!». Хотя Кулебаки и находились далеко от действующего фронта, но прифронтовая обстановка ощущалась во всём.

 

Металлургический завод начал выполнять военные заказы для танковой и авиационной промышленности и с 1 июля 1941 года стал смежником горьковских предприятий «Красное Сормово», автозавода и авиазавода. Все не только ведущие цеха завода, но и вспомогательные цеха и участки выпускали самую разнообразную продукцию. Мартеновцы приступили к производству высоколегированной стали, к прокату броневого листа различной толщины, вспоминая свой прежний опыт со времён Первой мировой войны. Кулебакские металлурги первыми в нашей стране начали осваивать новый способ получения стали из одного металлолома без чугуна, и данный опыт получил внедрение на других отечественных заводах.

 

zavod vov1

Руководство КМЗК в годы войны. В центре сидит Иван Фёдорович Скиба, директор завода с апреля 1940 по май 1945 года.

 

Из кулебакской броневой стали были построены два бронепоезда «Козьма Минин» (г. Горький) и «Илья Муромец» (г. Муром), прошедшие всю войну и вставшие в этих городах на вечную стоянку как памятники труженикам тыла. Чугунолитейцы производили стальные башни, лазовые и смотровые люки, корпуса для снарядов 76-миллиметровых пушек. Бандажепрокатчики выпускали спецкольца и заготовки для башенных шестерён танков Т-34, «КВ» («Климент Ворошилов»), «ИС» («Иосиф Сталин»). Не были в стороне и термисты с листопрокатчиками.

Завод выпускал корпуса для лёгких танков Т-60, бронебалки, пулемётные амбразуры, катки для гусениц, бронеспинки сидений по защите лётчиков и другую продукцию, которая перед массовым запуском в производство вначале проверялась на прочность на кулебакском полигоне пушками в присутствии представителей Наркомобороны.

В годы войны особенно ярко проявился массовый трудовой героизм и сплочённость всех кулебачан, которые значительно превзошли социалистическое и стахановское движение первых пятилеток. Зарождались и становились массовыми другие движения металлургов-тыловиков, начиная от «двухсотников» (выполняли две нормы за смену) и заканчивая «тысячниками» (выполняли по десять норм за смену). Формировались «фронтовые бригады», работавшие под лозунгами «В труде как в бою» или «Тыл – это тот же фронт». Работали пенсионеры, женщины и дети по 12 часов в смену без выходных, а порой и не выходя из цеха по нескольку суток подряд.

Сегодня трудно переоценить всё то содеянное нашими тыловиками в суровые годы войны. Разве можно забыть фрезеровщика механического цеха Ивана Астрова, давшего за смену те самые десять норм, или бригадира фронтовой бригады термического цеха Г.П. Хохлова (таких бригад в 1943 году было до семидесяти), начальника бандажепрокатного цеха А.Н. Старова – отмеченных за свой ратный труд боевыми орденами Красной Звезды. Сталевар И.Т. Симонов во время работы получил перелом руки, но не покинул своё рабочее место до окончания смены (позднее он был награждён самым высшим в то время орденом Ленина). А каково было женщинам, выполнявшим работу, которая была не под силу и каждому мужчине?! Например, канавщице Дарье Хомутовой. А разве легко было сортировщице копрового цеха Ф.И. Гришечкиной, сверловщице механического цеха М. Боковой или прессовщице Е.П. Комбаровой и многим-многим другим труженицам тыла. Многие женщины после рабочей смены, закончив домашние дела, приступали к вязанию тёплых вещей бойцам фронта.

А несовершеннолетние дети-подростки, чтобы достать до станка или верстака, подкладывали под ноги ящики и порою отсыпались после смены в бытовке цеха и только шли домой.

 

Н.С. Ульянов, 2013 г.  

СВЕТ

Вход через соцсети