Великая Отечественная

Возродись родина!


Памяти Екатерины Григорьевны Сухаревой, ветерана комсомольского движения г.о.г.Кулебаки. Это её воспоминания.

 Колхозы Пушлейского сельского совета имели следующие названия:

1 Благовещенка – «Пахарь»
2 Боровики – «Знамя»
3 Красный Родник – «Новый Путь».
4 Пушлей – «Новая Заря»
5 Серебрянка – «Красная Звезда»
6 Тумалейка – «1-е Мая»
7 Шилокшлей – «Рассвет»

Во всех этих поселках жили сильные, трудолюбивые люди. Перед Великой Отечественной войной там везде цвели сады. Особенно отличалась в этом Серебрянка – помимо садов под окнами у каждого дома росли раскидистые ветлы, живописная черемуха. Бывало подходишь к деревне – домов не видно из-за цветущих деревьев. Зайдёшь на улицу и идёшь словно по аллее красоты неописуемой.
Развивалась Серебрянка на зависть всем соседям. Для строительства, как известно, требуется кирпич – так на берегу пруда разыскали залежи глины и построили свой кирпичный заводик. Хватало не только на собственные нужды – снабжали кирпичом все ближайшие поселки. На спуске воды из пруда соорудили водяную мельницу. Затем сколотили шерстобойку, просорушку, маслобойку.

Доходы увеличивались, расцветала деревня. Решили построить ветряную мельницу. Привезли из Хрипунова мастера Федора Турусова, посоветовались с ним на предмет стоимости и правильного месторасположения. Тот всё разъяснил и место высокое сам выбрал, где и началась стройка мельницы в двенадцать крыльев. Её потом было видно во всей округе.

Полюбил мастер мою бабушку, вдову на тот момент, Варвару Васильевну, но она не согласилась выйти за него, всё по деду жалилась. Фёдор Турусов так и остался, и прожил всю оставшуюся жизнь в Серебрянке бобылем, всё ждал бабушкиного согласья.

Серебрянка богатела, жили очень хорошо. Иван Крисанов и Иван Мочалин настроили даданов и стали пробовать разводить колхозный пчельник.. В берёзовой роще на цветущей поляне красовались разноцветные улья. На диво всей округе каждый год на трудодни давали мёд.

Началось дальнейшее строительство. Построили двухэтажное здание, в одной половине которого засело правление колхоза, а в другой разместился сельский клуб, да на первом этаже открылся магазин. Первыми из колхозов района построили свой детский сад. Заведующей детсадом назначили красавицу Валюшу Сухареву, после чего стали уже величать её Валентиной Сергеевной…

…Вот такая красивая, радостная, трудовая жизнь оборвалась в одночасье. Война… Война!!!
Каждый день летели по адресам повестки, провожали защитников всей деревней. Дошла очередь и до семьи Сухаревых. В Валюшу был влюблен молодой вдовец Седунов Дмитрий. Не на кого ему было оставить своих маленьких детей Витю и Раю. Валя дала ему слово никому детей не отдавать. С войны Дмитрий не вернулся, и Валентина посвятила свою жизнь воспитанию этих детей, никто даже и подумать не мог, что они не родные ей. Виктор потом, когда вырос, стал лучшим гармонистом на деревне…

Все сельхозработы легли на плечи женщин и совсем молоденьких девчонок. Физически развитых девочек повестками вызывали в Кулебаки учиться работать на заводских станках, отправляли даже в Горький восстанавливать автозавод. Первыми туда были вызваны Мишунина Феня, Сухарева Аня, Храмова Катя, Сухарева Маша. Вернувшись из Горького, девочки остались в Кулебаках работать по своим специальностям – кто станочницей, кто крановщицей. Получили свои квартиры, началась у них новая жизнь.

А девочки, оставшиеся в деревне, большинство работали на ферме доярками, телятницами. Заведующая фермой была Лапшина Мария Тимофеевна.

С войны не вернулись коренные работники, многие мужички приехали раненные, больные. Обезглавленная таким образом, измотанная и ослабленная за 4 года войны деревня стала гибнуть. Окончательно её добили в 1990-е годы, полностью разрушили «новой экономической политикой». Сейчас без слёз не взглянешь на некогда цветущие, а теперь заброшенные улицы Серебрянки. Как бы хотелось, чтобы нашлись достойные потомки, которые с любовью возродят свою малую родину!

Шилокшлей: маленькая, красивая деревенька, окружённая лесами. Основана она была братьями Лазаревыми (Фёдором, Николаем, Михаилом, Петром, Андреем, Василием, Григорием) и Сизовыми (Фёдором и Михаилом). И эта маленькая деревенька знает своих энтузиастов. Аня Подкустова, Рая Сизова, Аня Лазарева уехали на строительство Барнаула. Вернувшись в Выксу, остались там.

Благовещенка – деревня, настоящей достопримечательностью которой является прекрасный пруд, расположенный между двух гор. Это был самый красивый большой пруд в Кулебакском районе. А кругом за полями протекала речка Шилокша, полная рыбы и зарослей смородины.

В колхозной кузнице Ерминский Алексей Семёнович и его сын Алёша изготовляли всё для сельского инвентаря, начиная от плуга и заканчивая подковами для лошадей.

В войну там (впрочем, как и в других деревнях) на каждую семью были распределены работы: столько-то кубометров дров заготовить для Кулебакского металлургического завода, столько-то картошки насушить, проработать на заготовке торфа в Мурзицах на торфучастке. Велась работа по строительству дороги Горький – Арзамас.

На заготовке дров работали девушки возрастом 15-16 лет.
Жили в Благовещенке три сестры-сиротки Шура, Ириша, Наташа. Шура работала техничкой в школе, Ирина подрабатывала няней при детях директора школы. Работать в колхозе досталось младшей Наташеньке – молода, а план выполнять нужно.

Однажды её привезли с работы в тяжёлом состоянии, на другой день она умерла от заворота кишок. Больница была в 20 км в Кулебаках, довезти её не смогли. Это для всей деревни было горе – не стало любимицы и умницы Наташеньки.

На торфучасток шли работать кому достанется жребий. И Лёскина Машенька в 14 лет работала со взрослыми на заготовке торфа.

Как-то зимой в январе-месяце настала очередь возить дрова в гортопе моему брату Коле. Дома осталась я одна, хозяйство оказалось на мне (мы были сироты). В это же время у меня закончились пиленные дрова, а мороз стоял лютый, утром заходишь на кухню – в вёдрах вода покрыта льдом. Побежала я к племяннику, его тоже Колей звали, чтобы с ним напилить побольше дров. Он моложе меня на 4 года, вот и сошлись два дровосека. Вырвалась у Коли пила, я и пильнула себе руку, которой бревнышко держала. Всех больше досталось указательному пальцу – до сих пор шрам напоминает непростое детство…

…В конце деревни у нас был островок леса, где росла малина. У самой тропки стоял огромный пенёк, я не знаю какого дерева. Весь был изрезан фамилиями наших отцов, которые корчевали и разрабатывали поля. Долго ещё стоял тот пенёк, на котором мы читали свои фамилии как памятные заметки…

Пушлей – это начало нашего Пушлейского куста. Война также коснулась деревни. В ней продолжали жить и трудиться дети, женщины, старики да инвалиды.

Дядя Гаврила Приказнов работал до 92 лет сопровождающим почты, Лачинов Василий Иванович – старенький мужичок с плохим зрением, каждый день с утра эту почту разносил. Иван Петрович Вольнов следил за посевами всех зерновых, проверял почву – готова ли принять семена? Сперанская Нина Николаевна, агроном, зимой с комсомольцами занималась заготовкой удобрений – раз в неделю собирали приготовленные у каждого дома золу и птичий помёт.

Среди лучших в целом районе в Пушлеях была бригада девчонок по выращиванию кукурузы: Каленова Таня, Комзикова Нина, Ларионова Дуся, Аксенова Маша, Аксенова Аня, звеньевая Карнаева Катя (заведующая клубом). Работали с огоньком. Рано утром девочки все как одна – на прополке кукурузы. Но и отдыхать умели – также все участвовали в художественной самодеятельности, ездили на районные смотры-конкурсы. Очень нравилось нам ходить с концертом в Красный Родник, где нас встречали с неизменным уважением.

Инвалид по зрению Иван Васильевич Лачинов был у нас бессменным заведующим фермой. Под его умелым руководством удавалось избегать падежа скота. Телятницей работала эвакуированная украиночка Феня Тимошенко. Она очень любила телят, зимой, во время отёла коров, редко ночевала дома, дежурила всегда сама. Завоевала большое уважение, отмечалась как лучший животновод района. Шлокова Александра подарила Фене свой домик, когда решила уехать жить к дочери в город. И Фенечка до того полюбила эту деревеньку, что даже не помышляла потом уехать, считала своей родиной!

…Но не стало наших Пушлей, везде разруха. И снова хочется воззвать к потомкам – не забывайте как ковалось наше счастье, любите и берегите свою Родину!

…Красавица Тумалейка обосновалась на прекрасной равнине – только выйдешь из леса и сразу видишь богатое строение домов, утопающее в зелени. А в центре улицы стоял бюст К.Е. Ворошилову, окруженный сиренью и палисадом.

Большие счастливые семьи жили в этих красивых домах. О счастье и достатке говорили их успехи в труде. Густонаселённый посёлок радовал любого человека, посетившего Тумалейку.
Как жаль, что и она опустела, любимая деревенька. Погиб огромный сад…

Возродись, Родина!

 

Материал подготовил Сергей Колобаев

СВЕТ

Вход через соцсети